Екатерина Волкова: «Про то, как надо худеть, мне рассказывает мама»

Екатерина Волкова: «Про то, как надо худеть, мне рассказывает мама»

О стимуле, помогающем актрисам держать себя в форме, наслышаны все. Сама их профессия уже вечнодействующий мотив для похудения. Гораздо меньше известно о том ее «закулисье», что способствует набору веса, а оно тоже существует.

 

ЗАОЧНО ЗНАКОМЫЕ

 

Я не сижу ни на каких диетах.

 

Мы тоже. «ХП» против диет. Екатерина, ваша фраза прозвучала так, будто вы ее часто произносите. Или мне показалось?

 

Мама думает, что я на диете. Мне просто не хватает времени что-то приготовить, я прибежала, схватила, поела и сыта. Ну а мама: «Катя, не надо сидеть на диете, надо нормально питаться». И пытается все время статьи подсунуть про то, как надо.

 

Из каких журналов статьи?

 

Из «Худеем правильно».

 

Серьезно?

 

Правда-правда. Года четыре мама уже покупает ваш журнал и от корки до корки прочитывает.

 

Мама решает проблему лишнего веса?

 

Она весит меньше меня, я – 54 кг, она – 50. И то сейчас набрала, было еще меньше. Потому что, когда родилась моя дочь Лиза, на нее легло все. И мама похудела на 7 кг – до 48. Ела-ела, а поправиться не могла.

 

Хоть кому-то в вашей семье наш журнал нужен по прямому назначению? Ваш муж сейчас больше занимается основной специальностью – архитектурой. Физических нагрузок стало меньше. Можно предположить, что...

 

…Поправляется. Есть такое. График-то у Андрея бешеный, а Москва – это пробки, и поесть по-человечески не получается. И на фитнес у него времени нет – то на один объект надо, то на другой... Но когда он заметил: «Что-то я набрал и тут, и тут», то пошел заниматься. Похудел, мышцы в тонусе, бока ушли, пресс проявился.

 

ВОРОНИНЫХ СТАЯ

 

Похоже, только в телевизионной семье – сериале «Воронины», вас окружают не худые персонажи. У свекра – животик...

 

У Бориса Владимировича Клюева? Нет! Он специально выпячивает его – по роли! Он спортивный, подтянутый человек, плавает, у него каждое утро гимнастика.

 

Свекровь не худенькая...

 

Нам всем камера прибавляет килограммов по семь! В жизни мы совершенно другие! На самом деле Анна Васильевна очень хорошо выглядит. У нее стройные ножки, она на мучном не сидит, сладкое вообще не любит, жирное не ест.

 

А Настя?

 

Настя – Юля Куварзина – на нашем проекте похудела, и похудела очень заметно! Спустя месяца три-четыре щечки ушли, талия появилась, девчонки-костюмеры ахнули: Юля, ты похудела! Им же приходится или ушивать, или покупать брюки меньшего размера.

 

И Костик, хотите сказать, по ходу сериала все худеет и худеет?

 

Егор (актер Георгий Дронов. – Прим. авт.) набирал килограммов пять-семь, но скинул. Мы все после перерыва приходим отдохнувшие, похудевшие, но уже через две недели съемок – по себе знаю – в костюм свой влезаешь нелегко. У сериала же есть реквизит определенный, который должен стоять на столе и в холодильнике. У нас же Леня, который вечно в холодильник лезет либо со стола что-то хватает, и дети. Поэтому всегда стоят печенюшки, сушки, чипсины, булочки, бублики. Есть не хочешь, а берешь. Вот это кусочничество и откладывается: раз печенюшка, два чипсинка. Не хочешь, а рука тянется. Вот так, по чуть-чуть, по кусочку и набирается...

 

СЪЕДЕНО И СНЯТО

 

Можно и что-то другое поставить на стол...

 

Мы снимали эпизод, когда я на диете сидела, Леня устраивал разгрузочные дни. Тогда были сельдерей и морковка, и поначалу все радовались: ой, как хорошо, какая хорошая серия! Ну, погрызли эту морковку, погрызли... Тьфу! Дайте что-нибудь нормального, не кролики же...

 

А питаться вовремя, чтобы не кусочничать? Пообедать?

 

«Кинокорм» есть невозможно, от него поправляешься. А если не успели сцену отснять, то обед с двух часов на пять смещается. И либо ты берешь себя в руки и держишь, либо, бывает, настолько устанешь, что гори все синим пламенем! И если по сцене бутерброды – из свежего хлеба с колбаской! – то, пока репетируешь, уже съешь все, что на стол поставили. Но в ящике есть запасные – на дубли, и ты это знаешь, и вот уже и там все съедено... И ты думаешь: ну зачем ты сделала это? Но – лежит, значит, надо съесть, вот такой рефлекс собаки Павлова...

 

Из дома захватить еду...

 

Домашней едой нас Анна Васильевна баловала все два года съемок. Она замечательно готовит, не жирно. Были нам и плов, и кутабы, и блины на Масленицу. Она в жизни совершенно другой человек, чем в сериале. Когда сын с невесткой начинают ссориться и звонить ей, она: «До свиданья, я на съемке! Разберетесь, помиритесь, тогда и звоните».

 

ДЕВУШКА ИЗ БУХГАЛТЕРИИ

 

Ваши родители к вашим решениям как относились?

 

Когда узнали, что поступаю в театральный, посмеялись: «Ха-ха, хорошая шутка». Я: «Да нет, не шутка, правда». И папа тогда: «Ладно, но пообещай, что, окончив его, ты получишь образование для жизни». Я: «Конечно, конечно». Думала, он забудет, но не тут-то было. Приношу ему красный диплом: «Вот, папа!» А он: «У тебя послезавтра собеседование в финансовой академии». Так... Ему-то легко учеба давалась, а я пошла с уверенностью, что провалюсь. И прошла. А первого сентября выдают расписание: учимся с понедельника по пятницу вечером, в субботу с 9 утра. Три года! Явку проверяют, перекличку устраивают, опоздаешь на 10 минут – отметят только полпары и учтут при допуске к экзаменам. Зато приходишь на экзамен: «Где вы работаете? А-а-а, в театре! Хорошо...» Три года преподаватели были уверены, что я работаю в бухгалтерии театра. На третьем курсе один из них – он мне бухучеты автоматом ставил – спрашивает: «Как у нас финансовые отчеты поживают?» Я: «Какие отчеты?» – «Вы же в бухгалтерии работаете?» – «Я актриса». – «Тройка. Уходите. Никому не говорите, что я вам автоматы ставил».

 

На самом деле сейчас я безумно благодарна папе: у меня есть запасной аэродром. Потому что наша профессия известна: сегодня ты в обойме, а завтра вылетаешь.

 

Причем вылететь можно из-за веса. Поправиться и даже похудеть для актрисы значит потерять амплуа. Вы наблюдали трагедии такого рода?

 

Нервный срыв у одноклассницы. Она сидела на диетах и не могла похудеть, потому что принимала в то время гормональные таблетки. Естественно, в классе смеялись: посмотри, какая ты толстая. И у девчонки был нервный срыв. Она не ходила в школу, ее водили к психологу. Я не знаю, что и как с ней сейчас, похудела она или нет, но мне сказали, что у нее все хорошо, счастливый брак, и дай бог, чтобы муж любил ее такой, какая она есть, независимо от размеров.

 

А в театральном историй никаких не было?

 

На параллельном курсе девчонок – таких русских, дородных – педагоги заставляли худеть. И у девчонок ничего не получалось. Для них это было психологической травмой. Нельзя так. Если человек уже поступил в театральный, если педагог его уже принял – с такой вот фактурой, то зачем ломать человека?

 

В институте я сама сидела на диете перед экзаменом по танцу. Сидели всем курсом (нас 9 девчонок было) на луковом супчике. Наварили кастрюлю – лук, томатный сок, без соли, пресное, есть можно в неограниченном количестве. Неделю выдержали только двое, я на третий день смотреть на этот суп не могла. Двое, которые продержались неделю, скинули килограммов по пять, но мы тоже похудели. Пришли на экзамен такие подтянутые. Даже руководство заметило и спросило: что вы делали? А мы гордо: «Да так, занимались». Никто не сказал, что сидели на диете. Но после все потерянное быстро обратно набралось. Потому что тут же накинулись на растворимые супчики, булочки, майонез и курицу гриль в лаваше.

 

Вы ощущаете как подарок фигуру, которую получили от родителей?

 

Да, но я прекрасно понимаю, что природа природой, однако распускаться ни в коем случае нельзя. Поэтому в какой-то момент я себя останавливаю. У меня есть стержень, благодаря которому я могу сказать «нет» и не есть лишнего.

 

И когда вы вспоминаете о нем? Когда костюмеры говорят, что брюки тесны?

 

Нет, когда я сама вижу, что в свою одежду не влезаю. Особенно если дело к лету. Сразу вспоминаешь, что надо делать: в мучном себя ограничить, нагрузку увеличить. Качаешь пресс, попу – в общем, начинаешь делать все то, о чем знала всегда.

     рейтинг: 5 из 5, голосовало 1